Денис Абсентис (absentis) wrote,
Денис Абсентис
absentis

Длинное Средневековье

Никак мне не удается заняться рассказиками;-) Ибо для начала все же надо повесить ссылку на "Длинное Средневековье". Чтобы народ посылать. Такой, например:

"А вот статья просто на редкость дурацкая и написана дилетантом. Любой человек, хоть немного интересовавшийся историей, знает, что "Темные века" это даже не средневековье это предсредневековье, это период от падения Римской Империи до правления Карла Великого, т.е. с V по VIII века. Классическое средневековье считается IX-XII века". http://community.livejournal.com/ru_allgemeine/3070.html?thread=12286#t12286

Поскольку подобные заявления я уже пару раз видел, то хотя, конечно, правильнее сразу посылать сюда , но все же для начала ликбез.

Следует отметить, что такая «четкая» датировка средневековья прижилась в России даже крепче, чем на Западе. Отчасти причина были вполне идеологически обусловленными:

«Советские историки датировали «средние века» (феодальную формацию) со времен падения Западной Римской империи (476 г.) до Английской буржуазной революции (1640 г.), открывшей путь к формированию капитализма».
(История мировых цивилизаций. Учебное пособие Кемеровского государственного университета. Широкова М.П. МЕСТО СРЕДНЕВЕКОВЬЯ ВО ВСЕМИРНО-ИСТОРИЧЕСКОМ ПРОЦЕССЕ Происхождение и значение понятия «средние века». Проблемы периодизации средневековья. http://www.asf.ru/Publ/sn/shirokova.html)

Но теперь, как мы видим, в университетах рассматривают и другие подходы:
«Проблемы периодизации средних веков давно волнуют историков-медиевистов (специалистов средневековья). Ж. Ле Гофф, один из крупнейших исследователей истории Европы, вплоть до 80-х годов ХХ века определял понятие «средние века» как период с Y по XY вв., от рождения варварских королевств в Европе до кризиса и трансформации средневековой христианской цивилизации. В 1970-е годы Фернаном Броделем была выдвинута идея «длительного Средневековья», которую впоследствии разделял и Жак Ле Гофф. «Долгое Средневековье» охватывало историю с первых веков христианского летоисчисления и вплоть до конца XYIII или даже начала ХIХ столетия, разрушение ментальности средневекового общества». (там же)

«Я горд и счастлив, что мою книгу «Цивилизация средневекового Запада» прочтет русский читатель». - писал сам Ле Гофф в предисловие к русскому переводу своей книги и, понимая непривычность такой трактовки средневековья для русского читателя, объяснил свою позицию:
«Я должен был считаться с теми хронологическими рамками, которые определены участием в коллективном начинании. Хотя сегодня я настаивал бы на расширении временных рамок, на «долгом» Средневековье, охватывающем эпоху, начинающуюся со II - III-го столетия поздней Античности (о которой так и не был написан том, предусмотренный планом серии) и не завершающуюся Ренессансом (XV - XVI вв.), связь которого с Новым временем, на мой взгляд, преувеличена. Средневековье длилось, по существу, до XVIII в., постепенно изживая себя перед лицом Французской революции, промышленного переворота XIX в. и великих перемен века двадцатого. Мы живем среди последних материальных и интеллектуальных остатков Средневековья». (Ле Гофф. Цивилизация средневекового Запада )

Ле Гофф придумал «длинное средневековье» отнюдь не первым. Этот подход уже приходил в голову многим историкам. В послесловии к книге Жака Ле Гоффа «Цивилизация средневекового Запада» А. Я. Гуревич пишет об истоках такой мысли. По мнению Гуревича, здесь действительно не обошлось без влияния еще одного авторитетнейшего медиевиста Фернана Броделя:

«Идея «очень длительного Средневековья» несомненно, возникла у Ле Гоффа под влиянием теории Фернана Броделя о «времени большой продолжительности» (Ia Iongue duree), которая вообще оказала существенное воздействие на французскую историографию. Бродель развивал мысль о множественности временных ритмов, которым подчиняется развитие на разных уровнях исторической реальности: очень долгое время протекания процессов в природном окружении человека и в его отношениях с природой; продолжительные циклы экономических изменений; «нервное», короткое время событий политической истории. Бродель подчеркивал необходимость включения в поле зрения историков не одних только динамичных изменений, но и статических состояний, когда история как бы неподвижна...
Ритмы изменения в духовной жизни весьма разнородны. Однако «ментальности – это темницы, в которые заключено время большой длительности». Если я правильно понимаю мысль Ле Гоффа, то рассуждая об «очень долгом Средневековье», он имел в виду прежде всего ментальности. В самом деле, какой разительный контраст предстанет нашему взору, если мы сопоставим два подхода к истории культуры! Оценивая её с традиционной точки зрения и сосредотачивая внимание на высших достижениях человеческого духа мы, естественно, увидим динамизм. Но он ограничен, если говорить о Средневековье и первых веках Нового времени (ХVI – ХVШ вв.), преимущественно и даже исключительно интеллектуальной элитой. В низах, в широкой массе общества ничего подобного не наблюдается. Не показательно ли, что изучение литературы, которая распространялась в народе во Франции в ХVII и ХVIII столетиях (брошюры так называемой «Синей библиотеки» в Труа), свидетельствуют о том, что до идей просветителей и вообще интеллектуальных новшеств этим расхожим брошюрам не было никакого дела и читатель книжек «Синей библиотеки» оставался в мире сказок, преданий, рыцарских романов, то есть в средних веках. Ментальность сельского населения менее всего подверглась коренной ломке. Пока крестьянство оставалось основой общества, средневековые традиции и стереотипы поведения сохраняли свою силу».

(Жак Ле Гофф и «новая историческая наука» во Франции А. Я. Гуревич, 1991 год http://vf.narod.ru/classik/gurevich.htm)

Мне кажется, что Гуревич здесь немного тормозит. За его многословием скрывается как раз таки непреодоленный до конца консервативный подход к датировке, отказаться от которого он так сразу не может. Поэтому и пытается списать все именно на сельское население. Но, если уж опираться не на внешние события, а на ментальность, то так ли уж она изменилась в городах? И горожане с воплями бросающие кошек с башен в XIX веке сильно ли отличаются от горожан века XIV-го сжигающих тех же кошек на столбах? Не похоже.

Практически такие же мысли одновременно посетили и итальянских историков. Хотя книга итальянского медиевиста Массимо Монтанари «Голод и пресыщение: история культуры питания в Европе» на русский пока не переводилась, мы можем обратиться к подробной рецензии на нее Ю.Е. Арнаутовой из Института всеобщей истории РАН.

"..следует отметить, что медиевист Монтанари отказывается от принятой в академической науке периодизации истории и от привычных обозначений ее периодов: "средневековье", "античность", "раннее новое время (модерн)", считая их "безжизненными" и "искусственными". В рамках изучаемой им проблематики он часто объединяет социокультурные феномены, хронологически соотносимые с разными периодами европейской истории, и рассматривает их как части одного целого, которое вполне может быть названо "люди, их идеи, их дела".
www.auditorium.ru/books/1266/montanary.pdf

Таким образом идея «длинного средневековья» давно уже пробивает себе путь через стену априорно устоявшихся понятий и консерватизм «фанатиков всенепременно семицветной радуги».
Tags: прекрасное средневековье
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments