Денис Абсентис (absentis) wrote,
Денис Абсентис
absentis

Categories:

Стандартный алгоритм ведьмовских процессов

1860-е. Очередной цикл распространения спорыньи. Самая большая эпидемия в истории Финляндии в 1862-63 гг. Половина заболевших - дети. В дальнейшем в России массовая злая корча приводит к созданию особой комиссии под руководством «отца русской токсикологии» директора медицинского департамента Евгения Пеликана, результаты исследования докладываются в 1864 году военно-медицинскому ученому совету. Основные задачи - определение допустимой нормы спорыньи в муке, преодоление последствий отравления (нет решения) и возможность гнать из ржи с примесью спорыньи вино (отвергнуто).

А мы тем временем можем понаблюдать за типичным алгоритмом появления «ведьм». Окружной врач Воронов описывает эпидемию злой корчи 1864 года в маленькой деревне Вагановой. Эрготизм в данном случае поражал только женщин, у которых начались истерические припадки, перешедшие в столь распространенное в России с XVI века кликушество (принято было считать, что болезнь у кликуши возникает в результате порчи, и в припадке она выкрикивает имя того человека, который эту порчу на нее напустил). Одна из больных во время приступа корчи «выкликала имя» крестьянки Волковой «будто она испортила ее, подсадив в живот ей чертей». Другие заболевшие тут же в это поверили, а «изобретательность помогла на этот раз припомнить и обстоятельства, при которых Волкова могла их испортить». В результате семья Волковых не пострадала «только потому, что начался судебный процесс».



Томские губернские ведомости, 1865

Если бы подобное случилось лет на двести пораньше, и заболевшие девочки поддержали бы обвинение, увидев чертей воочию, то получился бы один в один «русский Сейлем». Альтернативно - суда бы просто не было, сожгли в срубе — и все дела. Или на костре, если бы подключились церковники (в 18 веке схема ровно та же: мор-порча-«виновный» и рекомендация священника: «мое дело заботиться о душе, а о теле - ваше; жгите скорей»). Так оно и происходило ранее («В допетровский период погибло под пытками немало людей благодаря таким выкликанием кликуш» - Канторович), что вынудило Петра I принять указ о допросах под пыткой в отношении самих кликуш, поскольку царь видел в кликушестве лишь притворное беснование, имеющее целью оговорить невинных. Но могли ли тут помочь пытки, если кликуша верила в то, что возглашала? Мнение Петра было неверным (частично: кроме больных в корчах и других сумасшедших попадались, конечно, и просто «оговорщицы»), но это остановило судебное производство по «выкликиваниям» кликуш. Что именно сами кликуши признавали под пытками - неведомо (впрочем, под пытками можно признать все что угодно: царь сказал мошенница, значит мошенница; так и запишем).

Что любопытно: об икотницах-покрикухах, кликушах и прочем мерячении написано немало книг, но почти никто спорынью в качестве причины не упоминает вовсе. Возможно, такие будничные описания врачами самых обычных и типичных эпидемий злой корчи с кликушеством авторам просто незнакомы.
Tags: ведьмы, спорынья
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments