Денис Абсентис (absentis) wrote,
Денис Абсентис
absentis

Category:

Тайна Пон-Сент Эспри

Наконец наступал конец нашего плавания, когда в двух лье от Пон-Сент Эспри мы были застигнуты бурей, которые чрезвычайно опасны на Роне...
(Записки Видока. I том., 1827)

Но в середине 20-го века жители Пон-Сент Эспри узнали, что им стоит опасаться не только бурь на реке Рона...

Август, 1951 г.

Той ночью первый человек умер в конвульсиях. Чуть позже двое мужчин бросились бежать по улице, крича, что их преследуют враги. Маленький мальчик попытался задушить свою мать. (Тайм) Молодая девушка подверглась нападению гигантских тигров, в то время как другие ощущали на себе гнев ужасных монстров, и их преследовали видения капающей крови и усмехающихся черепов. Молодой пилот спрыгнул из окна второго этажа, думая, что он сам и есть самолет, в то время как другой полагал, что он артист цирка, и пробовал себя в роли канатоходца. Еще один человек писал стихи, страницу за страницей. Он писал в свой блокнот постоянно, стирая карандаши, дни и ночи напролет. Другой человек громким голосом пересчитывал оконные стекла в спальне. Окон было шесть. Он считал их непрерывно в течение почти трех недель. «Один, два, три, четыре...». Деревня по ночам была заполнена людьми, которые не могли заснуть. Они слонялись по городку, громко говоря и смеясь над своим затруднительным положением. Были и другие, которые просто смотрели в пространство. В течение следующих двух недель уже сотни граждан впали в безумие. Больница справится с ситуацией не могла. Из ближайших городов были вызваны санитарные машины, доставлены смирительные рубашки. Прибыли жандармы и солдаты - для отлавливания больных и доставку их в больницу. Потенциальные пациенты легко в руки не давались, проявляя сверхчеловеческую силу. Человек-самолет, например, выпрыгнув со второго этажа больницы, поломал обе ноги, но вскочил и пробежал 50 метров, прежде чем его настигли. Справится с ним смогли только несколько человек. Другой молодой человек разорвал семь смирительных рубашек, прежде чем его смогли обездвижить, привязав к кровати толстыми кожаными ремнями и надев сразу две смирительные рубашки. Не тут то было - он перегрыз ремни, расшатав себе все зубы, и со ртом, наполненным кровью, бросился отрывать оконную решетку. Ему удалось согнуть дюймовый прут, прежде чем шесть человек справились с ним. У некоторых пациентов тем временем начала развиваться гангрена конечностей. Никакие лекарства не помогали. Люди переходили от гиперактивности до глубокой депрессии в течение нескольких минут. Затем обратно - от спокойствия до сумасшедшего безумия. В пике эпидемии было 300 человек, страдающих от различных степеней безумия, а затем они начали умирать... (отрывки из Фуллера)

Недавно к этой теме решил вернуться историк Стивен Каплан. О его исследованиях пару месяцев назад писали все известнейшие французские газеты.

«Стивен Каплан возвращается к происшествию, которое напугало Францию летом 1951 года. - пишет газета Ле Монд в статье «Хлеб смерти». - Казалось, праздники в том году должны были закончится также, как и начались. В спокойствии и беззаботности. Но ужасное происшествие случится в конце этого лета...». (Ле Монд, 14 июня 2008)

«Каплан изучает старые газеты, опрашивает свидетелей - булочников, врачей, больных или их детей..» - пишет Либерасьон. Каплан, к своему удивлению, обнаруживает, что отравление спорыньей не является официально признанным. В разное время также выдвигались версии других микотоксинов или же отравления ртутью. (Либерасьон, 29 мая 2008)

«16 августа 1951 года ужасное отравление хлебом поражает городок Пон-Сент Эспри: более трехсот людей заболевают. Около тридцати из них охвачены безумием и помещены в психиатрическую лечебницу... Эксперты всего мира пытаются раскрыть тайну проклятого хлеба... Хлеб убил и свел с ума. Почему? Эта книга, основанная по большей части на неизданных архивах, пытается решить загадку... Стивен Л. Каплан - профессор европейской истории в Cornell University. Он первый делает из хлеба предмет общей истории..», (Проклятие хлеба, май 2008)

Что касается роли хлеба в европейской истории, то тут, конечно, не Каплан первооткрыватель, ибо этот вопрос уже поднимал Кампорези (не говоря уж обо мне;-) Но относительно происшествия в Пон-Сент Эспри он правильно отметил, что официально диагноз отравления спорыньей не подтвержден и не опровергнут. Собственно, никакого официального объяснения вообще нет. Есть только теории. Но так ли было с самого начала? Нет, изначально сомнений в отравлении спорыньей не было.

Если десять дней спустя Нью-Йорк Таймс еще сомневается в идентификации яда, (NYT, 29 августа, 1951 г.) то через три недели после начала эпидемии, 10 сентября 1951 года, журнал Тайм напишет:
Без предупреждения боль и внезапная смерть охватили Пон-Сент Эспри. В субботнюю ночь три недели назад городские доктора начали получать жалобы людей на изжогу, судороги и озноб. Сначала они думали, что это было отравление мясом. Но звонки от больных стали поступать массово. К понедельнику 70 зданий в деревне стали крошечными больницами, большинство членов этих семей лежали в кроватях. Тогда доктора нашли первый ключ к загадке: все пациенты ели хлеб из магазина Бейкра Рока Браянда. Все восемь пекарен Пон-Сент-Эспри было решено временно закрыть...
На прошлой неделе пришли сведения из полицейской лаборатории: "Мы индентифицировали алкалоид, имеющий токсические и биологические характеристики алкалоида спорыньи, паразита зерновых." Пон-Сент Эспри пострадал от отравления спорыньей, средневековой болезни, столь же старой и потому почти забытой, как гордость города - средневековый мост. Современная медицина знает о спорынье, но редко встречалась с ней в форме эпидемического заболевания. (Тайм)

Статья, написанная в 1951 году, заканчивалась сноской «Последняя подтвержденная эпидемия во Франции была в 1816 году. Болезнь никогда не фиксировалась в США». Тогда о связи спорыньи с салемскими процессами еще не догадывались. Эта версия будет озвучена только четверть века спустя.

В лекции бельгийского института ITG наличие алкалоидов спорыньи подтверждается:
В августе 1951 года, в маленьком французском городке Пон-Сент-Эспри на берегу реки Рона (Прованс), больше сотни человек были отравлены, а несколько умерло в результате этого отравления. Местный доктор сначала наблюдал двух пациентов с интенсивной болью внизу живота, низкой температурой тела, холодными кончиками пальцев; пациенты несвязно бормотали и были подвержены галлюцинациям. На следующий день появился третий пациент. Доктор связался с коллегами; было обнаружено еще двадцать подобных случаях. Два дня спустя количество обнаруженных случаев еще увеличилось. Пациентов привязывали к кроватям. Распространились слухи о колдовстве, но последующее исследование показало, что эти признаки были вызваны эрготизмом. Все жертвы ели ржаной хлеб. Анализ в Марселе показал, что пища изо ржи содержала двадцать различных алкалоидов.
(Mycotoxins. 2.3 Ergotism, historical overview)

Но, похоже, властям такой диагноз по каким-то причинам не понравился, и о неудобных алкалоидах и анализах тихо забыли, а затем подвернулся повод списать все на отравление ртутью - в Японии произошла знаменитая «катастрофа залива Минамато», где из-за производства заводом уксусной кислоты с использованием в синтезе ртути по технологии русского химика Кучерова началось буквальное вымирание жителей близлежащих селений, питавшихся морепродуктами. Позже эта трагедия получит название «болезнь Минамата». А для протравливания семян от грибков в те годы как раз использовались фунгициды на основе этилртути. С помощью ртути боролись с той же спорыньей. То, что симптомы «болезни Минамата» вовсе не походили на случай в Пон-Сент-Эспри, заметили быстро, но уверенность в причастности спорыньи удалось, тем не менее, пошатнуть, несмотря на то, что версию со ртутью всерьез никто уже давно не рассматривает. Отравления диметилртутью позже происходили и в других странах, в частности в сельскохозяйственных общинах Ирака в 1959-1960 и в 1971-1972 годах. Симптомы эпидемий с наблюдаемыми в Пон-Сент-Эспри также не имели ничего общего.

Это, собственно, было отмечено еще в книге Фуллера «День святого Антония» в 1968 году: «Вывод профессора Роуста базировался на теории отравления ртутью, которую не принимают большинство медиков» (выделено Фуллером). Книга так и заканчивается: «Как высказался доктор: «Существует только одна причина трагедии - спорынья». Но десять лет спустя за «теорию ртути» вступился человек, от которого этого никто не ожидал - Хофманн, отец ЛСД.
(продолжение здесь)
Tags: спорынья
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 38 comments