Денис Абсентис (absentis) wrote,
Денис Абсентис
absentis

Category:

Фальконе и иезуиты. ч.2

(часть 1 здесь)

Вряд ли известный французский транссексуал Франсуа Тимолеон, он же аббат де Шуази (1644—1724), ожидал, что именно он на пару с шевалье де Шомоном окажется во главе первого французского посольства в Сиаме. Тимолеон был человеком весьма неординарного нрава, младшим сыном канцлера, возглавлявшего секретариат герцога Гастона Орлеанского, брата короля. Как и многих младших отпрысков знатных семейств, родители прочили его в служители церкви, однако детство, проведенное в компании с Месье, младшим братом Людовика XIV, наложило свой отпечаток на личность будущего аббата. Месье очень любил переодеваться в женское платье и пристрастил к этому маскараду товарища своих детских игр Франсуа Тимолеона.

Превосходно образованный, владелец нескольких церковных бенефиций, женоподобный Тимолеон в восемнадцать лет получил постриг и должность аббата. Но церковная карьера юношу явно не устраивала, и он, переодевшись в женское платье, отправился в Бордо, где, скрыв свой истинный пол, поступил в театр. В 1671 году он под именем графини де Барр поселился в окрестностях Буржа. Вернувшись через несколько лет в Париж, он некоторое время продолжал жить в женском облике, именуя себя мадам де Санси. В мужской костюм юноша облачался крайне редко — только чтобы принять участие в одной из придворных церемоний, которыми во множестве отмечено царствование Людовика XIV. Учитывая эту страсть к перевоплощениям, именно аббату де Шуази духовник короля предложил отправится в Сиам с тайной миссией.

Итак, в 1685 году в Сиам, кроме официальной части французского посольства во главе с обращенным в католичество гугенотом и религиозным фанатиком шевалье де Шомоном (Chevalier de Chaumont), отправилась сборная диверсионная команда из шести специально отобранных иезуитов и трех священников «Парижского общества иностранных миссий» под руководством аббата де Шуази и будущего известного пирата Клода де Форбена. Их тайной задачей было обратить короля и сиамский народ в католическую веру. Миссионеры «Парижского общества», знакомые с методами работы иезуитов, даже хотели по иезуитскому методу использовать для себя облачение буддистских монахов, но Конгрегация пропаганды веры им в этом отказала.

Прибывший в сентябре в Лопбури «духовный спецназ» расселяется в специально для него построенном доме Вичаен, развалины которого можно лицезреть и сегодня. Позже, после отбытия посольства, этот комплекс зданий станет личной резиденцией самого Фальконе. В этот исторический период французским миссионерам предоставляется полная свобода действий. Католики спешно возводят христианские храмы, открывают католическую семинарию. Помимо пропаганды христианства им было поручено составлять для военных целей карты, изучать морские течения и господствующие ветры. Также иезуитам с подачи Фальконе удалось заинтересовать короля проектом строительства обсерватории, подобной Пекинской, которую они пообещали возвести королю Нараю. Король заинтересовался этим предложением, тем более что в ночь с 10-го на 11-е декабря 1685 года ожидалось полное затмение луны. Тем временем иезуит отец Ташар (Fr. Guy Tachard), приближенный исповедника французского короля, ведет тайные переговоры с Фальконе. Для демонстрации своих возможностей Фальконе назначает бывшего мушкетера Клода де Форбена на должность главнокомандующим всеми военными и морскими силами Сиама. На следующее же утро Фальконе от имени короля дарит ему «36 темнокожих рабынь, двух слонов, большое количество алмазов и китайского шелка», как пишет Форбен в своих мемуарах. Ташар и Фальконе совместно разрабатывают план полного подчинения Сиама французскому королю и католической церкви. План сводился в основном к двум пунктам: Фальконе предлагал для подрыва сиамского государственного аппарата изнутри направить в Сиам большое число переодетых в светское платье иезуитов, которых он назначил бы на должности правителей провинций, городов и фортов. Для давления на Сиам извне следовало создать на его территории французские города-колонии с мощными гарнизонами. Формально во главе государства по-прежнему должен был стоять сиамский король, но он превращался в марионетку в руках французского наместника.

С ходу решить эти стратегические задачи так и не удалось — король Нарай в католическую веру обращаться упорно не хотел. 14 декабря 1685 французские послы покинули Сиам слегка разочарованными. Они успешно заключили коммерческое соглашение с Сиамом, получили указ короля о свободе проповеди христианства на всей территории страны, при условии, что этот указ никогда не будет обнародован. Но главная цель посольства и инструкция самого Людовика XIV, известного своей религиозностью, остались невыполненными. На требование де Шомона дать четкий ответ о возможности крещения короля, ему тем же Константином Фальконе было переведено письмо Нарая по этому поводу. Нарай Великий писал: «Если Всемогущий Создатель Вселенной желал, чтобы все люди поклонялись Ему одним и тем же образом, разве Он, возможно, не дал бы всем людям тоже самое чувство и туже самую склонность поклоняться Ему тем же самым образом? Но также как мы восхищаемся красотой и разнообразием естественных вещей, нужно думать, что и Он получает такое же удовлетворение от того, что Ему поклоняются по-разному...»

Но надежда еще отнюдь не была потеряна, ибо во Францию вместе с полупровалившим миссию французским посольством отправляется ответное сиамское посольство во главе с Коса Паном. Прием Людовиком XIV этого посольства 1 сентября 1686 года произвел фурор и вызвал небывалое обсуждение в высших кругах Франции. Экзотическая одежда посланников, специальная «машина», в которой было принесено письмо французскому монарху от короля Нараи, подаренные Королю-Солнцу превосходные восточные шелка и высказанное небывалое с европейской точки зрения почтение к монарху — все это долго служило предметом разговоров при дворе. А художники поспешили запечатлеть на картинах и гравюрах как сам прием (напр, Николас Лармессин, 1686 г.), так и сиамское посольство отдельно или самого Коса Пана (напр, Johann Hainzelman). В честь события чеканятся монеты-медали, а главная улица французского Бреста переименовывается в Рю де Сиам.
(подробнее в посте о сиамском посольстве)

Иезуиты утверждают, что нужно только время, и проблема будет решена. Король-Солнце, за три года до того женившийся на питомице иезуитов мадам де Ментенон (Мишле даже утверждал, что именно иезуиты помогли ей пробраться в постель монарха в обмен на обещание добиться отмены Нантского эдикта) и находящийся под ее сильным влиянием, верит этому безоговорочно. Но переговоры с сиамским посольством во Франции бессмысленны — посол Коса Пан оставался в полном неведении относительно тех темных сделок, которые заключал за его спиной Ташар.

Тогда по приказу Людовика министр Жан-Батист Кольбер, известный всем по романам Дюма «Десять лет спустя» и «Двадцать лет спустя», организует новое посольстве в Сиам под руководством Симона де ла Лубера.

Сиамское посольство пробыло во Франции с июня 1686 до марта 1687 года и отправилось в обратный путь, сопровождаемые новым французским посольством, все тем же о. Ташаром и еще двенадцатью иезуитами, специально отобранными духовником Людовика XIV. Официальное прикрытие иезуитов — обслуживание обсерватории. 1 марта 1687 года из Бреста в Сиам вышла эскадра из шести военных кораблей. Кроме посольства и иезуитов, в Сиам также отправляются 300 рабочих и 1400 французских солдат под командованием маршала Франции Дефаржа. По прибытии в Сиам половина солдат ждет в Бангкоке, артиллерия эскадры была приведена в боевую готовность. Остальные прибывают в Аютаю 27 сентября 1687 года. К тому времени известный своим буйным нравом «адмирал Сиама» де Форбен, поссорившийся с могущественным Фальконе, уже сбежал на родину (где позже в награду за потопленные торговые английские и голландские корабли получит титул графа от Людовика XIV, покровительствующего пиратам), но французским войскам с помощью Фальконе предоставляется дипломатический иммунитет, они не подчиняются никаким сиамским военачальникам и чиновникам, кроме самого Фальконе. Таким образом Фальконе фактически продал страну французам.

Посол Симон де ла Лубер, похоже, от всех дел запланировано самоотстраняется и больше интересуется сиамскими массажистками (первое описание тайского массажа принадлежит именно ему), а решением всех политико-религиозных вопросов занимаются иезуиты. Отец Ташар предъявляет Сиаму ультиматум с требованием передать французским войскам важнейшие крепости Сиама: Бангкок и Мергуи. Происходит это по наводке Фальконе. Возможно, он просто не видит другого выхода — в это время у него возникают серьезные проблемы из-за работающего на него английского контрабандиста Сэмюэля Уайта, базирующегося в Мергуи и из-за своих темных дел втягивающего Сиам в войну с княжеством Голконда и с английской Ост-Индской компанией. Поэтому еще в ноябре 1686 года Фальконе, встревоженный безответственным поведением Уайта, обратился с письмом к пастору де ла Шез, предлагая передать Мергуи французам.

Большинство членов королевского совета высказалось за то, чтобы удовлетворить французские требования и 16 октября ультиматум был принят. Также были подписаны соглашения, дающие еще большие привилегии Французской Ост-Индийской компании по сравнению с прошлым договором от 1685 года. В результате Дефарж и основная часть его войск оккупировали Бангкок, который они стали тщательно укреплять, а в Мергуи губернатором был послан Дюбрюан с гарнизоном в 120 человек. Тем временем Фальконе подготавливает полную аннексию Сиама Францией. По крайней мере, в этом уверены иезуиты. Тем более, что на место короля, в случае смерти Нарая, планируется посадить его приемного сына, который уже заранее с подачи иезуитов крещен в католичество. Но, возможно, авантюрист Фальконе просто водит французов за нос, обещая им несбыточное.

Ясно одно — Людовик уже заранее уверен в полном успехе операции по захвату Сиама, обещанном ему иезуитами: посольство привозит высочайший указ о пожаловании Фальконе графского титула и посвящении его в рыцари ордена Святого Михаила, а также множество подарков от Короля-Солнца и папы Иннокентия XI. Принятие в орден св. Михаила — старейший французский королевский орден, формально ограниченный ста рыцарями — это самая высокая честь, которую мог предоставить король Франции за предательство Фальконе.

Укрепившись в Бангкоке и Мергуи, французы стали вести себя как завоеватели и очень скоро вызвали недовольство народа, а агрессивная проповедь христианства настроила против интервентов буддийскую сангху. Националистическая оппозиция под во главе с командиром слоновьей гвардии Пет Рачи набирает силу. В это время к ней присоединяется и прибывший из Франции сиамский посол Коса Пан. Что видел посол во Франции за время своего пребывания, нам теперь не известно. Но что-то в Европе Коса Пану явно не понравилось. Он приходит к мысли, что лучше бы Сиаму держаться от Европы подальше.

При первой возможности, когда король Нарай сильно заболевает, 18 мая в стране происходит так называемая Сиамская революции 1688 года. Король помещен под домашний арест. Вскоре Нарай умирает своей смертью, новым королем становится Пет Рача, который сразу инициирует жесткое отношение к европейцам, называемое часто в западных статьях ксенофобским режимом. Французские гарнизоны в Бангкоке и Мергуи осаждены. После нескольких месяцев вооруженной борьбы им приходится оставить Сиам. Попытка Дефаржа восстановить французское влияние в Сиаме путем захвата острова Пхукет была безуспешной. Французские иезуиты, лишившись своих привилегий, спешно покидают страну, миссионеры французско-ватиканского «Парижского общества иностранных миссий» брошены в тюрьмы. Католическая семинария и некоторые храмы разрушены или разграблены. Деятельность христианских миссий полностью парализована.

В результате этого государственного переворота Фальконе и его последователи были арестованы и убиты 5 июня 1688 в Лопбури. Труп Фальконе был разрублен и скормлен собакам — наиболее позорная смерть.

***

Одиннадцать лет спустя, в 1699 году, в Сиам вновь вернулся французский иезуит отец Ташар, бывший сообщник Фальконе и автор книги «Сиамское посольство, затерявшееся в Африке, 1686» (это о другом посольстве, из-за кораблекрушения не доехавшем до Португалии), с надеждой восстановить отношения Сиама с Францией и католическим миром. Иезуитский миссионер еще до этого не раз пытался связаться с новым королем, чтобы передать ему письма французского короля и папы римского, но Сиам на его попытки никак не реагировал. И на этот раз, хотя отца Ташара торжественно приняли во дворце, ему было дано понять, что никакой надежды на восстановление отношений быть не может. Через 13 лет отец Ташар скончался во французских колониях Индии, так и не дождавшись исполнения своей миссии. А европейцев практически не пускали в Сиам еще добрую сотню лет.

Здесь также можно отметить, что Фальконе перед смертью пытали, пытаясь выведать местонахождение его богатства, но Фальконе так ничего и не сказал. Возможно, потому что он сам этого не знал? Если иезуиты действительно привезли золото для Фальконе — не за один же бесполезный рыцарский титул он так рисковал — то логично предположить, что безопасней всего было его передать одним способом — спрятать прямо в доме Вичаен, резиденции шевалье Шомона. Ведь этот дом с отъездом посольства автоматически перешел в собственность Фальконе. Но поскольку задача еще не была выполнена — король Нараи так и не был крещен — то, скорее всего, иезуиты так и не сказали Фальконе, где оно лежит. Узнать это он должен был только по факту выполнения миссии. Нашел ли его сам Фальконе? Нашел ли золото кто-нибудь за прошедшие века? Нашли ли его бирманцы, захватившие город в XVIII веке? Или оно еще ждет того, кто, зная психологию иезуитов, догадается о месте клада?



(50% клада полагается автору этого рассказа)


PS/ Я, конечно же, скрыл от журнала то, что кладом Фальконе было вовсе не золото. И что клад находится совсем не там. Об этом мне лично рассказал дух Фальконе, встреченный мной в его доме.




Дух Фальконе поведал мне, какие обвинения выдвигались против него. Характерно, что об этом ничего нет в иезуитских источниках. А именно эти обвинения дают ключ к местонахождению клада. Но я вам не скажу;)


Tags: азия, иезуиты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments