Денис Абсентис (absentis) wrote,
Денис Абсентис
absentis

Categories:

Концепт для конспирологического детектива


Как известно, Хофманн открывал ЛСД два раза. В 1938 году препарат оказался «неинтересным», а в 1943 году вдруг стал интересным.
Исходя из этого («не верю» © Станиславский) казуса, я давно уже в шутку прикалывался о том, что таинственное «оружие Возмездия» Гитлера и могло быть ЛСД. Но тут в тему рассказа возник такой вот сюжет для детектива, доселе никем не замеченный.

Сам хитрец Хофманн в своем «Трудном ребенке» пишет об этом так:

«В 1938 я получил двадцать пятое вещество в этой серии производных лизергиновой кислоты: диэтиламид лизергиновой кислоты, в лабораторных записях сокращенно называвшийся ЛСД-25... Новое вещество, однако, не вызвало особого интереса у фармакологов и врачей; поэтому испытания были прекращены... Но я все еще не мог забыть относительно неинтересный ЛСД-25. Странное предчувствие - ощущение, что это вещество может обладать свойствами, иными, чем открытые в первых исследованиях - заставило меня, пять лет спустя после первого синтеза, еще раз получить ЛСД-25».

То есть хранил пять лет память о неинтересном препарате. Причем, именно о 25-ом. О 23-ем и 24-ом не помнил. Избирательная память такая на неинтересное. Но каким же именно фармакологам Хофманн показывал препарат, «не вызвавший у них интереса»? Кто для него мог быть авторитетом?
Обратимся опять к книге отца ЛСД. При описании спорыньи он пишет:

«За подробной информацией о спорынье читателям следует обратиться к книгам Г. Баргера "Спорынья и эрготизм" (Gurney and Jackson, London, 1931)»

И да, действительно, профессор Баргер (George Barger) был тогда крупным ученым, специализирующимся на изучении алкалоидов. Это именно ему удалось впервые выделить эрготоксин из спорыньи еще в 1907 году, о чем Хофманн в книге и пишет. По его следам Хофманн и шел.

«Отдел, производящий спорынью, помимо того, что использовал швейцарскую спорынью для получения эрготамина, также имел дело с португальской спорыньей, из которой получали некристаллический алкалоидосодержащий препарат, соответствующий упомянутому ранее эрготоксину, впервые изготовленному Баргером и Карром».

Так если бы Хофманн сразу увидел в своем ЛСД-25 что-то необычно интересное, кому бы он показал бы это в первую очередь, как не старине Баргеру? Но вещество, действительно, должно было быть необычным, чтобы заставить Баргера примчатся в Швейцарию из Глазго, где он тогда работал. Поэтому Хофманн должен был бы продолжать работать над препаратом, и когда бы он убедился, что препарат на самом деле стоит того, он вызвал бы Баргера в Швейцарию, в фирму «Сандоз» в швейцарском кантоне Золотур. Только вот об этом в книге, естественно, ни слова. Может, потому что я это все сейчас придумал, глядя на потолок? Очень даже может быть. А еще может и вот почему:

Вот здесь лежит номер журнала «Обзоры физиологии, биохимии и фармакологии» от 1939 года с некрологом:

«Новость о неожиданной и преждевременной смерти профессора Джорджа Баргера 6-ого января во время короткого визита в Швейцарию - это как серьезный шок для многих его друзей и поклонников во всех частях мира. Баргер, можно действительно сказать, занимал уникальное положение в международной науке... Химики все во всем мире будут испытывать чувство непоправимой потери...»

Умер Баргер от сердечного приступа в маленькой деревне Эши, что в кантоне Золотур. 

*Предлагайте версии:) *


UPD:
Ну, судя по всему и учитывая комменты, дело было так;)

 
(фото Эши зимой с офф. сайта)


«Я выпрямился и, почти парализованный тем зрелищем, которое явилось моим глазам, потянулся ослабевшей рукой к револьверу. Да! Это была собака, огромная, черная как смоль. Но такой собаки еще никто из нас, смертных, не видывал. Из ее отверстой пасти вырывалось пламя, глаза метали искры, по" морде и загривку переливался мерцающий огонь. Ни в чьем воспаленном мозгу не могло бы возникнуть видение более страшное, более омерзительное, чем это адское существо, выскочившее на нас из тумана...»

Хофманн отложил книгу и посмотрел на профессора Штолля.

— Я, конечно, читал Конан Дойла в детстве, — удивленно откликнулся Штолль. — Но пока не могу понять, к чему вы клоните.

— При виде этой ужасной собаки у сэра Чарльза сердце не выдержало. Помните, что доктор Мортимер заметил ее следы неподалеку? Вот и у лежащего тела Баргера я видел следы собаки.

— Я их тоже видел, Альберт, но ведь это были маленькие следы максимум какой-то болонки!

— Вот именно! Но я уверен, что Баргер умер именно от страха, от дикого ужаса. Я видел его лицо. Под действием нового препарата, который мы назвали ЛСД-25, как выяснилось, можно увидеть, что угодно. Это значит, что своей смертью Баргер дал нам хотя бы дал ключ к действию препарата, и теперь ясно, что препарат действует не сам по себе, а на основании уже внушенных образов. Назовем это, пожалуй, «установкой». Мы специально уехали в Эши, эту глухомань, чтобы нас ничего не отвлекало от опыта, никакие внешние воздействия. Но я не подумал, что воздействия будут не только внешние, так сказать «обстановка», а и внутренние, от которых не убежать. Я не мог предположить, что на нас так повлияют наши собственные мысли.

— Вот оно что.. — протянул Штолль. — А вам-то самому что привиделось после того, как вы с Баргером приняли препарат?

Хофманн вспомнил ужасное искривленное лицо коварной ведьмы, тянущей к нему свои руки-корни, демонически трансформированный мир вокруг, демонов, забравшихся прямо к нему в душу и разрывающих его изнутри...

— Да я что-то не помню, ничего особенного...

— А вы читали что-нибудь перед этим?

— Я ничего не читал, ну разве что мебельный каталог. — задумчиво ответил Хофманн и тут же вспомнил напавший на него комод.

— Вы собираетесь что-нибудь говорить полиции?

— Нет, конечно. Могли бы они понять, что мы не экспериментировали безрассудно, безответственно, но с величайшей осторожностью, и что подобный результат ни коим образом не мог быть предвиден?

— Кстати, все равно я вас еще не совсем понял, Альберт. Почему вы обратили внимание именно на собачьи следы, а ни на что другое?

— Эту книгу о собаке Баскервилей я взял в комнате Баргера. — терпеливо пояснил Хофманн. — Он читал ее накануне.

— Ну что ж, вы правы, вероятно. Но тогда, пока мы не произведем все надлежащие проверки, пообещайте мне забыть об этом препарате. Ну, хотя бы лет так на пять, ладно?
Tags: спорынья
Subscribe

  • 1889 год

    1889 год. Начало очередного цикла. На Нижегородском Откосе сидит обезумевший Горький, зажав в непослушной скрюченной руке ломоть черного хлеба с…

  • стихъ, 1903 г.

    Это типа фельтон. Не только крестьяне совершенно не верили во вред спорыньи, но и городская интеллигенция отнеслась к предупреждениям газет и…

  • Стандартный алгоритм ведьмовских процессов

    1860-е. Очередной цикл распространения спорыньи. Самая большая эпидемия в истории Финляндии в 1862-63 гг. Половина заболевших - дети. В дальнейшем в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 49 comments

  • 1889 год

    1889 год. Начало очередного цикла. На Нижегородском Откосе сидит обезумевший Горький, зажав в непослушной скрюченной руке ломоть черного хлеба с…

  • стихъ, 1903 г.

    Это типа фельтон. Не только крестьяне совершенно не верили во вред спорыньи, но и городская интеллигенция отнеслась к предупреждениям газет и…

  • Стандартный алгоритм ведьмовских процессов

    1860-е. Очередной цикл распространения спорыньи. Самая большая эпидемия в истории Финляндии в 1862-63 гг. Половина заболевших - дети. В дальнейшем в…