Денис Абсентис (absentis) wrote,
Денис Абсентис
absentis

Прыгающие в колодцы

 
 

О Лютере я знал, что однажды он запустил чернильницей в черта. История с чертом меня интриговала, все же остальное было пресно и скучно.

Эрих Голлербах

 
Многих людей запоминают не за то, чем они занимались всю свою жизнь, а за их эксцентричные поступки. Именно так случилось и с Томасом Кричем, английским переводчиком латинских авторов. Если кто-то за исключением лингвистов и знает его (хотя вряд ли помнит имя), то только потому, что его история часто копипастится в этих ваших интернетах в списках странных самоубийств или в «энциклопедиях литературицида». Нашему герою удалось повеситься на чердаке, стоя на коленях, предварительно перерезав себе горло бритвой.
«Крич, Томас Thomas Creech (1659-1700) Английский поэт, переводчик. Родился в небогатой семье. Учился в Оксфорде. Широкую известность получили его переложения Лукреция, Горация и Овидия. Был директором школы, преподавал в Оксфорде. Слыл человеком странным, был подвержен меланхолии, с присущей ему ученой обстоятельностью изучал способы самоубийства. В трактате, посвященном его памяти, утверждается, что преподобный К. наложил на себя руки из-за несчастной любви. Тело самоубийцы было обнаружено на чердаке. К. попытался перерезать себе горло бритвой, а затем удавился, стоя на коленях». ©
Шерлоков Холмсов тогда в Лондоне не водилось, с делом глубоко никто не разбирался, и газеты только выдвинули версию о самоубийстве и несчастной любви. Мы с самоубийством(?) пока тоже разбираться не будем, нам Томас Крич интересен с другой стороны — именно он в 1682 году впервые издал в Лондоне полный перевод текста Лукреция Кара с комментариями.
 
Ignis Sacer — Священный огонь.
«Первое достоверное известие об эрготизме в Германии (на Рейне) относится к 857 г. (по Hirsch'y). В 922 г. такая эпидемия свирепствовала в южной Франции и в Испании, а в 944 г. — в Париже. Во Франции умерло тогда около 40000 человек, а в одном Париже — 14000. Болезнь была прозвана "священным огнем" (ignis sacer, ignis St. Antonii) и представляла собой преимущественно картину гангренозного эрготизма. Лицо, груди, руки, ноги — все это уничтожалось при страшнейших болях, которые ничем не удавалось устранить». (Словарь Брокгауза и Ефрона)
«В преддверии конца тысячелетия разразился мор от невидимого огня, убивающего многих за одну ночь; члены людей отпадали от тела, страдальцы скапливались в церквях и призывали на помощь святых. Кричащие от боли и потери сожженных членов люди вызывали жалость; зловоние же было непереносимо... И конвульсивные, и гангренозные признаки болезни ясно упомянуты в следующей хронике [Лотарингия, 1085]: „Многие корчились в агонии и судорогах; другие несчастные умирали, а члены их, съеденные священным огнем, чернели как уголь“. Именно тогда огонь впервые был назван „священным“....» (проф. Клайд Мартин Кристенсен)

Но это, строго говоря, не верно — само название Ignis Sacer появилось задолго до того. Еще Баргер упоминал, что некую болезнь римские авторы называли «священным огнем». Один из этих авторов — Тит Лукреций Кар (De rerum natura VI). Переводил Лукреция на английский будущий самоубийца Томас Крич. Он же и прокомментировал строки об Ignis Sacer, «священном огне, ползущем по телу и сжигающем каждую его часть, и язвах от скрытого огня (VI:1166)»:
«Священный Огонь, Sacer Ignis, говорит Лукреций, под таким именем латинянам известна болезнь, которую греки называют Ερυσίπελας*, а мы зовем огнем святого Антония; болезнь, согласно Цельсу, существует в двух формах, описанных им»


(на всякий случай: в старых печатных трактатах это не буква f , а вытянутая «рукописная» форма буквы s, так до конца 18 века будут печатать)

Лукреций пишет об эпидемии чумы в Афинах в 429 г. до н. э. Вот как кратко пересказывает это Лосев:
«Мышцы охватываются судорогой, тело покрывается язвами, распаляются внутренности человека нестерпимым огнем. Иные бросались в воду, чтобы охладить раскаленное тело. Многие низвергались вниз головой в колодцы. Люди бессильно корчились на своих ложах, а врачи, видя перед собой дико блуждающие взоры больных, что-то бормотали про себя и немели от страха. А люди, у которых уже путались мысли, хмурили брови, имея дикое и свирепое выражение лица, в ушах у них раздавался несмолкаемый шум, прерывалось дыхание, и тело покрывалось потом. С хриплым кашлем брызгала соленая слюна шафранового цвета. У несчастных тряслись руки и ноги, а после жара их охватывало холодом... Болела голова, из ноздрей текла гнилая кровь, люди лишались рук, ног и других частей тела, а иной раз и зрения. ». (Лосев А.Ф., Античная литература - М: ЧеРо, 2005)

Греческий историк Фукидид пишет об этой Афинской чуме:
«Обезумевшие от жара люди в поисках холодной воды нагими выскакивали на улицу, бросались в колодцы и там тонули». (полное описание Фукидида здесь)

А известны ли нам описания прыжков в колодцы из средневековых эпидемий эрготизма? О, да:
Знаменитый Парацельс советовал лечить пляски Витта не только с помощью восковых кукол, в которые усилием мысли следовало сконцентрировать все свои богохульства и грехи и сжечь. Рекомендовал он также и холодную воду. Последнего, впрочем, он мог и не предлагать — одержимые пляской люди зачастую рвались в воду сами. Они «вырывали себе полностью все волосы с воем и скрежетанием зубов, а нередко... в состоянии безумия они заканчивали жизнь самоубийством, что было типично в то время для этих нечастных существ, прыгая в колодцы» (Justus Friedrich Carl Hecker, Benjamin Guy Babington, John Caius. The epidemics of the Middle Ages. Trubner, 1859).
Психиатр Оршанский писал об итальянской тарантелле:  «красный цвет приводил их в неистовство; вода притягивала их к себе, вследствие чего многие больные бросались в воду и тонули». (Оршанский И.Г. Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. Петербург, 1890—1916)

Эту страсть к воде и часто упоминаемые прыжки в воду вполне можно объяснить желанием погасить мучающий больного «огонь св. Антония», который дико жег их, как бы отделяя плоть от костей (что, собственно, часто и происходило в реальности). Тем не менее причины этих трех эпидемий официально считаются неизвестными. Даже пляски Витта и тарантеллы многие ученые считают вызванными разными причинами. Объединить все это вместе может только одно. Собственно, связь элевсинских мистерий и афинской чумы, казалось бы, лежит на поверхности, но пока никто в мире до этого так и не додумался (ну, кроме меня, конечно;), несмотря на то, что и Лукреций, и Фукидид изучены вдоль и поперек. Человеческая мысль вообще движется очень медленно.
Есть здесь и еще один характерный симптом — «красный цвет приводил их в неистовство». Именно это мы и будем наблюдать в плясках Витта.

* «красная кожа» - рожа (бактериальная инфекция), которую смешивали с эрготизмом до 19 века. Fuchs в 1834 году отделил описания рожи и эрготизма. Но, как и в случае с хореей, путаница еще всплывает до сих пор.
«Огонь св. Антония — это название эрготизма, а не рожи»
(http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/7604780 или здесь)

(to be continued — Ах, эти красные ботинки…)

Tags: пляски св. Витта, спорынья, элевсин
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 71 comments